Категории

Главная
Самая известная целительница 80-х : "Не бойтесь, Третьей мировой войны не будет"

 

Целительница советских генсеков рассказала нам, когда в Украине наступит мир, о том, почему Россия, по ее словам, не виновата в конфликте, а еще — из-за чего не любит Аллу Пугачеву


Будущая целительница родилась на Кубани. Окончила Ростовский медицинский техникум, получила распределение в Тбилиси, где и встретила будущего мужа, Виктора Давиташвили. Вскоре после этого перебралась в Москву, основала академию нетрадиционной медицины. В разное время пациентами Джуны были Леонид Брежнев, Илья Глазунов, Джульетта Мазина, Роберт де Ниро, Марчелло Мастроянни, Андрей Тарковский, Федерико Феллини, Борис Ельцын, Михаил Горбачев, Ванга, Григорий Лепс. В 2001 году в автокатастрофе погиб ее единственный сын, 26-летний Вахтанг. Вторым супругом Джуны мог стать Игорь Матвиенко — ныне продюссер группы “Любэ” и “Иванушек”. Но она сбежала прямо со свадьбы. Поговаривают, у Джуны был роман с Тальковым. Сама она в одном из интервью рассказывала: “Я очень его любила. Он был рыцарем России. Есть маленькая правда в том, что Игорь меня любил, уважал, но я бы никогда и повода не дала на большее”.

Никогда не верила в магию, хиромантию, гадания и экстрасенсов, но энергетика самой известной целительницы 1980-х Джуны Давиташвили во время нашей беседы просто зашкаливала. Сначала она грозилась... вызвать меня на “дуэль” за профессиональную настойчивость, обещала задушить, кричала и ругалась, а потом взяла и позвала в гости. Кстати, после интервью у меня резко разболелась голова, а из рук выпала посуда и разбилась вдребезги...

— Джуна, немногие сейчас уже помнят, но вы предсказали катастрофу в Чернобыле и распад Союза задолго до того, как все это случилось. Что думаете о войне в Украине? Будет свет в конце тоннеля?

— Страшно смотреть, что творится у вас. Не время воевать, убивать людей и детей. Мы должны жить не в раздорах и распрях. Самое ужасное, что страдают простые люди. Зажиточные и “жирные” сидят дома, в своей так называемой “камере”, и ничего не боятся. Детей своих и близких берегут, а остальные пусть гибнут.

Всю жизнь Украина и Россия жили вместе, никогда ничего не было плохого, а сейчас превратили все это в какой-то хлам. Не знаю, о чем думал Янукович, когда был при власти. А ваши нынешние руководители? Нельзя “косить” народ и нацию. У меня столько друзей там, столько ваших детей я спасала. Нельзя так поступать с Украиной!
Сосед с соседом дружит, неужели мы так же не можем куском хлеба делиться? Нужно забыть о войнах и разборках. Вмешиваются другие национальности и устраивают такие кровопролития. Будущее есть. Но разве его нужно делать на горе и слезах?

— Что говорит ваше предчувствие: как нам всем жить дальше? Многие пугают, что и до Третьей мировой недалеко…

— Не хочу говорить против Америки, потому что я интернациональный человек, но кому-то это нужно было. Но только не России. Поверьте мне. Даю вам честное слово! Моя интуиция меня никогда не подводит. России нужен мир, тишина и покой. Мое предчувствие говорит о том, что когда доведут все до полной кондиции, война остановится. Но только до полной! Третьей мировой не будет. Категорически! Думаю, закончится это скоро.

— А почему вы решили, что это именно Алла Пугачева? Вам звонили от ее имени?

— Больше некому. Ко мне люди приходили и прямо говорили: она тебя выживет. Сама я с Аллой не разговариваю с 1986 года. Но этот номер у нее не пройдет!

— И это все после вашей драки, о которой до сих пор в кулуарах вспоминают? Будто Пугачева предлагала вам выпить “штрафную”, вы отказывались, а потом в сердцах схватили пепельницу и ударили Примадонну... Вы не хотите помириться, найти компромисс — дело же давнее...

— Никогда в жизни! Она неэтично себя повела. Не хочу даже думать и говорить о ней. Мне жаль, что об этой истории и так много говорили... Я и сама до сих пор не понимаю, как такое могло случиться. Алла меня тогда за волосы схватила: “Пей, говорю!” В компании было тогда 13 человек, а я одна — выбила дверь с тремя замками. Честно, думала, что я Аллу убила той пепельницей... Девочка моя, у меня же черный пояс по карате... Но я не вредный человек. А помириться как? Я же сама не могла к ней прийти и сказать: “Давай помиримся?” Скажем, приду, а она спросит: “Кто такая? Зачем пришла?” Когда встречались, она обходила меня стороной. Как-то пригласила на день рождения телеграммой, но меня в Москве не было. А она об этом не знала... Это помещение — моя частная собственность, так что права у меня его забрать они не имеют. В казино, кстати, тоже Алла сама играла, и решила мне этим отомстить.

— На что вы сейчас живете?

— Рисую картины, у меня большая галерея. И я ею дорожу, она мне очень важна. Зарплата мне идет 70 тыс рублей (почти $2 тыс.— Авт.) от государства. Что еще нужно? Спасибо нужно сказать. К тому же, я работаю, у меня пациенты. Кто даст одну, кто две, кто три тысячи рублей. Но я вылечиваю людей. Сколько я из Украины с сахарным диабетом вылечила! И детей, и взрослых. К этому — я конструктор, сама конструирую свои медицинские приборы. У меня 20 государственных патентов.

Никогда не назначаю цен своим пациентам за лечение. Я же не голодная, и к тому же одна. Я музей строю, вот там для людей будут мои картины и скульптуры. Сейчас просят: “Джуна, продай статуэтку”. Пятьсот тысяч рублей предлагают за нее. Но я не продаю. Зачем? Я люблю свои картины и скульптуры. Еще ни одну картину не продала. Музей открою в своей же академии. Мне, кстати, уже заказали большую скульптуру святой Марии. Вот буду сидеть, ваять, уже половину сделала.

— Не так давно вы отметили 65-летний юбилей. Вы много лет занимались темой бессмертия, а сами хотели бы жить вечно?

— Когда я вхожу в свою галерею, забываю, сколько мне лет. Когда мой сын погиб, я в первый же день сказала: “Господи, не бери мою жизнь! Дай возможность, чтобы я дом убирала и цветы сажала”. Обидно будет, если я умру, и некому будет сыну цветы отнести. Пока жива-здорова, значит, все нормально.

— А когда у вас что-то болит, вы лечитесь собственным методом или обращаетесь к традиционной медицине? 

— Я тоже сажусь на аппараты, которые сама создаю. Иногда бывает, если в животе что-то заколет, могу но-шпу выпить, анальгин, а так — нет. Все заболевания я считаю вирусом и уверена, что от них можно избавиться. В скором времени наука придет к тому, что будут излечивать СПИД и онкологию. Я создаю прибор, который увеличивает биологическую температуру в организме человека, он убивает вирусы. Я, уходя, не уйду. Потом будут много говорить обо мне. Наш дом все равно там, наверху, поэтому нужно оставить такой след, чтобы вечно жить в душах людей.

— В СССР ходило много легенд о вашем богатстве. А когда вам лучше жилось: сейчас или при советской власти?

— Никогда богатой не была. Я богата духом, мыслями, думаю о том, что делать во благо будущих людей, нашей планеты. А вот завистников очень много. Как жила при советской власти, так и живу сейчас. На чужой каравай рот не разину. Что своим трудом сделаю — за то и отвечаю.

Если даже весь мир, правительство и ученые скажут, что Джуна — это новая эра в науке, простой люд этого не поймет. Многие думают, что Джуна — это колдунья, ведьма. Но фокусы, которые делают экстрасенсы, мне не нужны.

— Правдали, что ради вашей безопасности в советские времена закрепляли за вами личную охрану, с которой вы все время передвигались?

— Я ездила на ЗиЛах, “Чайках”, потом на “Волге”. Все время с телефоном. Со мной всегда было четыре человека из КГБ, и столько же из милиции. Они меня сопровождали даже за границей, ничего такого в этом не было.

— А сейчас как передвигаетесь по городу?

— Я в Москве сколько лет живу, а даже города не знаю, кроме своей улицы. Друзья возят. Они же мои сотрудники, которые по 30 лет со мной работают. Мы деремся, ругаемся, но все равно вместе.

— Вы дружили с другом болгарской провидицы Ванги. А ее вам лечить не приходилось?

— Другом Ванги тогда был министр геологических раскопок, он ко мне привез свою дочь, у которой была мышечная миопатия. А Вангу я лечила много раз, у нее давление было. Это было еще в 1982 году. Мы дружили и по телефону много общались.

— А из украинских политиков к вам кто-нибудь обращался за помощью?

— Обращались, но я побоялась и не поехала. Кто они, сказать не могу. Это врачебная этика. Но это известные люди, которых я уважаю.

— Вы начинали свою карьеру практически с низов, многие фрагменты вашей биографии и сейчас неизвестны...

— Я две недели официанткой работала, белье стирала. А что, надо было воровать? И сиротой была. Зачем это скрывать? Сейчас девушки-путаны ходят, продают себя, всю грязь собирают: хламидиоз, трихомониаз, молочницу, стафилококк. А я помню, еще, когда девчонкой была, уже знала, что мне нужно девушкой замуж выйти. Так воспитана была. Я и замуж-то вообще выходить не хотела. Если бы в Грузию не попала, так и не вышла бы замуж за референта Шеварднадзе. Меня отправили туда отработать после кинотехникума. А потом поступила в медицинский университет при железнодорожной больнице, потом университет психологии.

— А каким блюдом можно вас удивить?

— Я люблю в йогурт положить тростникового сахара, потом накрошить туда горбушку черного хлеба, размешать, дать немного настояться, и можно кушать. А после йогурта возьму опять горбушку хлеба, дольки лука и чеснока посмаковать. Люблю мед с маслом, сало украинское. Мне его всегда из Украины при случае знакомые привозят.

— О своей книге мемуаров не задумываетесь? Не сомневаюсь, что ваша исповедь возвела бы ее в бестселлер.

— Не знаю, посмотрим... Пока некогда этим заниматься. Но если выпущу, назову их “Исповедь под радугой”. Напишу в них о своих хулиганских подвигах.